«Газпром» хочет войти в СПГ-проекты Ирана для контроля за газовыми потоками в Европе

«Газпром» хочет войти в СПГ-проекты Ирана для контроля за газовыми потоками в Европе

Foto Author: Илья Питалев/РИА «Новости»

Глава «Газпрома» Алексей Миллер

Иранские проекты по сжижению газа привлекают «Газпром». Получив долю в них, российская компания сможет частично контролировать потоки иранского газа. Это поможет не допустить его конкуренции с российским в Европе. Но иранские СПГ-проекты могут оказаться нерентабельными: цены на энергоносители сейчас на низких уровнях и ожидается выход на рынок крупных объемов сжиженного газа из США и Австралии.

«Газпром» направил запрос на участие в проектах по сжижению газа иранским властям, сообщает иранское агентство Mehr. На данный момент Иранская национальная нефтяная компания (NIOC) разрабатывает технико-экономическое обоснование проектов, по которым впоследствии будет проведен тендер.

В конце июля глава российского Минэнерго Александр Новак говорил, что «Газпром» заинтересован в развитии генеральной схемы развития газовой отрасли Ирана и совместном строительстве СПГ-заводов, а также в совместном маркетинге газа, причем не только сжиженного. Еще раньше, в феврале, сообщалось, что и Иран активизировал сотрудничество с российской монополией. Глава NIOC Хамид Реза Араки сообщил, что уже создано пять совместных комитетов: по инвестициям, ремонтным работам, обслуживанию, хранению и переработке нефти и газа.

Исламская Республика Иран считается обладателем самых крупных запасов газа в мире — 33 трлн кубометров, или 17–18% от общемировых запасов. Но это оценка британской ВР, «Газпром», например, только собственные запасы оценивает в 36 трлн кубометров.

Иран уже давно пытается начать крупные поставки газа в Европу. Пока лишь 9–10 млрд кубов иранского газа ежегодно поступает в Турцию. Причем по неофициальной информации, 1–2 млрд кубов в год турки перепродают Евросоюзу.

Разговоры о масштабных поставках начались еще во времена газопроводного проекта Nabucco, который считался конкурентом российского «Южного потока». Но Nabucco закрылся именно из-за неопределенности с ресурсной базой. Впрочем, «Южный поток» последовал за ним — но уже из-за претензий Еврокомиссии. Россия периодически вспоминает о «Южном потоке», Европа и Иран — о Nabucco, и все говорят о возможном возрождении проектов. Но в реальности ничего не делается.

В конце 2015 года Тегеран заявил, что в ближайшее время Исламская Республика станет ведущим игроком на мировом газовом рынке, доведя добычу к 2020 году до 1,3 млрд кубов в сутки, что почти в три раза превышает нынешний уровень производства.

Если планы будут осуществлены, то иранская газодобыча достигнет 474,5 млрд кубометров в год. «Газпром» по итогам прошлого года добыл 418,47 млрд кубов. Иран ранее также говорил, что готов поставлять в Европу до 30 млрд кубометров газа.

Но пока не строятся газопроводы, оптимальным решением для поставок является именно СПГ. Иран планирует ввести в строй мощности по сжижению газа на 60 млн т.

«Для «Газпрома» участие в иранских СПГ-проектах — чистая стратегия, — комментирует старший вице-президент Argus Вячеслав Мищенко. — Сейчас нисходящий цикл цен на энергоносители и капиталоемкие СПГ-проекты никого не интересуют».

Сам «Газпром» из-за ценовой конъюнктуры был вынужден отложить проект «Владивосток-СПГ», но у компании уже есть завод по сжижению, работающий в рамках проекта «Сахалин-2». Его мощность составляет 10 млн т. Кстати, по мнению Мищенко, «Газпром» нужен иранцам как раз в качестве финансового инвестора, так как собственные технологии сжижения российский холдинг им предоставить не сможет — их у российской компании нет.

Правда, у самого «Газпрома» финансовое положение сейчас неоднозначное. С одной стороны, компания по итогам прошлого года показала более чем пятикратный рост прибыли. Как следует из отчетности компании по МСФО, она составила 805,199 млрд руб. против 157,192 млрд годом ранее.

Но в то же время «Газпром» в ближайшие годы ожидают расходы на крупные трубопроводные проекты — «Сила Сибири», «Северный поток – 2», «Турецкий поток». Затраты на них составят десятки миллиардов долларов.

«Лишний газ «Газпрому» точно не нужен, — говорит глава East European Gas Analysis Михаил Корчемкин. — Вероятно, российская компания хочет притормозить рост иранского газового экспорта».

Со стратегической точки зрения вложения могут себя оправдать, так как «Газпром» фактически сможет «перехватить» часть объемов иранского СПГ, предназначенного для Европы, и частично контролировать газовые потоки.

«У Gazprom Marketing & Trading (трейдинговое подразделение «Газпрома») уже сейчас довольно крупный портфель стороннего, то есть добытого не самим «Газпромом», газа, в том числе СПГ, — рассказывает Мищенко. — И если раньше Иран рассматривался как конкурент «Газпрома» в Европе, то после вхождения российской компании в иранские проекты партнеры начнут действовать согласованно».

По мнению Мищенко, сотрудничество будет в основном заключаться в своповых операциях.

Впрочем, для иранских СПГ-проектов существует угроза конкуренции, но не с Россией, а с другими игроками газового рынка. Уже к 2018 году готовится ввод в строй новых мощностей по сжижению газа общим объемом 133 млн т, из которых 60 млн т — в США и 53 млн т — в Австралии.

Связаться с представителем «Газпрома» на момент публикации заметки не удалось.

По материалам: gazeta.ru

Добавить комментарий

*