«Газпром» требует $5 млрд ретроактивных выплат от «Туркменгаза», но судиться ему невыгодно

«Газпром» требует $5 млрд ретроактивных выплат от «Туркменгаза», но судиться ему невыгодно

Foto Author: Артем Житенев/РИА «Новости»

Председатель правления «Газпрома» Алексей Миллер

Сумма претензий «Газпрома» к Туркмении составила $5 млрд. Российская компания считает, что именно столько она переплатила за туркменский газ, и намерена добиваться выплаты через суд. Однако, по словам юристов, «Газпрому» невыгодно судиться с «Туркменгазом», так как в случае победы российского холдинга будет создан прецедент, усиливающий позиции «Нафтогаза Украины», который предъявляет «Газпрому» те же претензии, что сам «Газпром» — туркменским партнерам.

«Газпром» требует от «Туркменгаза» около $5 млрд. Об этом сообщил «Интерфакс» со ссылкой на источник, знакомый с ситуацией. Речь идет о так называемых ретроактивных платежах за поставки туркменского газа в период 2010–2015 годов.

До 2009 года российская компания была крупнейшим покупателем туркменского газа (в 2008 году было закуплено около 42 млрд кубометров), но затем произошел конфликт, вызванный аварией на газопроводе Средняя Азия — Центр. Туркменская сторона заявила, что авария произошла по вине «Газпромэкспорта», который резко снизил объемы прокачки, не уведомив об этом партнеров. Это якобы повлекло за собой перепад давления в трубе и привело к взрыву. Россия обвинения отвергла, в итоге поставки туркменского газа были прекращены вплоть до 2010 года. Однако объем их после возобновления был уже значительно меньше: 10,7 млрд кубометров в 2010 году, 11,2 млрд — в 2011-м, 10,9 млрд — в 2012-м, 10,95 млрд — в 2013-м и 10 млрд — в 2014 году.

В середине 2015 года «Газпром» подал иск в Стокгольмский арбитраж, требуя пересмотра цен. Туркмения, в свою очередь, в начале июля 2015 года заявила, что российская газовая монополия с начала года не платит по долгам, в связи с чем «Газпром» был назван неплатежеспособным. Предмет спора — цену — стороны не раскрывали, однако ранее эксперты рынка оценивали предложение Туркмении примерно в $300 за 1 тыс. кубометров. Однако «Газпрому» такая цена была уже невыгодна, так как российский холдинг начал снижать цены по долгосрочным контрактам для своих европейских потребителей.

В результате в январе 2016 года «Газпром» разорвал действующий договор с «Туркменгазом», но продолжал требовать ретроактивных выплат.

«В мировой практике принято выполнять контракт до решения суда или достижения внесудебной договоренности», — отмечает глава East European Gas Analysis Михаил Корчемкин.

Кстати, большинство европейских контрагентов «Газпрома» добились от него самого снижения цен задним числом. Российская компания уже ретроактивно выплатила несколько миллиардов долларов (например, германской RWE было выплачено $1,5 млрд). При этом выплаты продолжаются, их общий объем оценивается более чем в $10 млрд, причем это может оказаться не финальной цифрой, так как периодически возникают новые претензии. Следует отметить, что все судебные решения принимались именно в рамках текущих контрактов, так что в случае с Туркменией разрыв соглашения может оказаться ошибкой для «Газпрома».

С другой стороны, в конце июня стало известно, что аналогичное дело против «Газпрома» (с суммой претензий €1,4 млрд) проиграла в Стокгольме Литва, также пытавшаяся добиться компенсаций за переплату. «Арбитраж обратил внимание на то, что термин «справедливая цена» является абстрактным, для того чтобы оценить возможный ущерб, — сообщало тогда литовское министерство энергетики. — Кроме того, арбитры решили, что требовать предоставлять газ за нижайшую цену не имеет смысла».

Предполагается, что суд в Стокгольме проведет слушания по иску «Газпрома» в июле 2017 года. Однако в апреле глава «Газпром экспорта» Елена Бурмистрова говорила, что не исключено и досудебное урегулирование спора.

Требуя от «Туркменгаза» компенсации через суд, «Газпром» ступает на скользкую почву, так как аналогичные претензии предъявляет монополии «Нафтогаз Украины».

Фактически на сегодняшний день Украина единственный из партнеров «Газпрома», так и не получивший скидку и ретроактивные выплаты. И в Стокгольмском арбитраже готовится к рассмотрению иск по поводу переплаты (как считает Киев) $6 млрд за российский газ с 2010 года. Всего же Украина требует от России в связи с газовыми поставками около $50 млрд. Здесь и предполагаемая переплата со стороны «Нафтогаза», и недоплата по транзиту через украинскую территорию со стороны «Газпрома», и несоблюдение российской компанией обязательств по прокачке, и даже штраф, наложенный украинским антимонопольным комитетом.

Причем, как говорил ранее директор по развитию бизнеса «Нафтогаза» Юрий Витренко, по меньшей мере $30 млрд из общей суммы — это то, что Украина, как она считает, «недополучила или переплатила».

«Газпром», со своей стороны, требует от «Нафтогаза» через суд погашения долгов (причем по ценам, которые Украина не признает справедливыми) и штрафов по take-or-pay (принцип «бери или плати», подразумевающий отбор газа не менее оговоренных контрактами объемов). Общая сумма претензий российской компании — $32 млрд. Взаимные иски объединены в одно производство, предполагается, что решение Стокгольмский арбитраж вынесет до конца 2017 года.

«В одном и том же арбитраже «Газпром» будет доказывать необходимость безусловного выполнения украинского контракта и необходимость пересмотра контрактных условий с «Туркменгазом», — указывает Корчемкин.

Руководитель практики разрешения споров ИФК «Горизонт Капитал» Василий Ицков говорит, что судебное разбирательство с Туркменией невыгодно «Газпрому» сразу по нескольким причинам. Во-первых, недавний прецедент литовского иска снижает шансы российской компании на победу.

«Но дело как раз в том, что сама по себе победа может сыграть против «Газпрома», поскольку создаст уже другой прецедент, который снизит шансы на выигрыш в разбирательстве против «Нафтогаза», — поясняет юрист.

Ицков полагает, что дело будет решено во внесудебном порядке.

Партнер адвокатского бюро А2 Михаил Александров отмечает, что сейчас все суждения о перспективах разбирательства в Стокгольме исходят из сравнений с исковыми требованиями «Нафтогаза». «Но, на мой взгляд, это в корне неверная позиция, — говорит юрист. — Условия договоров с Украиной и Туркменией могут быть очень и очень разными».

Условия, прописанные в контракте с «Туркменгазом», стороны не раскрывают, но именно от них на 100%, по словам Александрова, будет зависеть исход дела, так как в первую очередь на контрактные обязательства опирается при вынесении решения Стокгольмский арбитраж. Хотя при этом суд может учитывать и ранее созданные прецеденты.

По материалам: gazeta.ru

Добавить комментарий

*